Антибиотик вор в законе

Говоров Виктор Павлович, Антибиотик. Лев Иванович Борисов. Сериал

Антибиотик вор в законе

Виктор Павлович Говоров – персонаж культового отечественного детективного сериала “Бандитский Петербург”, криминальный авторитет по кличке Антибиотик, которого играет народный артист России Лев Борисов. В этой статье мы расскажем о самом актере и об одном из самых известных его персонажей.

Биография актера

До роли Виктора Павловича Говорова в “Бандитском Петербурге” у Борисова было на счету несколько десятков ролей в кино и театре. Он родился в небольшом городке Плесе в 1933 году. Его брат Олег тоже был актером и в 1978 году получил звание Народного артиста СССР.

Лев Борисович в 1956 году окончил Щукинское училище. Работал в театре-студии киноактера, затем в театре драмы на Спартаковской, театре имени Островского, Московском драматическом театре имени Станиславского, театре-центре имени Ермоловой.

В последние годы своей жизни играл в антрепризе “Чужая жена и муж под кроватью” с дочерью от второго брака Надеждой.

В ноябре 2011 года Борисов скончался в реанимации больницы имени Боткина после перенесенного инсульта. Ему было 77 лет. Актера похоронили на Троекуровском кладбище.

Съемки в кино

В кино Лев Борисов дебютировал в 1954 году в драме Татьяны Лукашевич “Аттестат зрелости”.

Среди его заметных работ на большом экране нужно отметить драму Александра Зархи “Высота”, комедию Марка Захарова “Двенадцать стульев”, мелодраму Леонида Марягина “Вас ожидает гражданка Никанорова”, детектив Эльдора Уразбаева “Визит к Минотавру”.

В 90-е годы Борисов остался востребованным актером. Среди самых ярких его работ съемки в комедии Николая Досталя “Облако-рай”, фарсе Владимира Меньшова “Ширли-мырли”, криминальной комедии Валерия Лонского “Барханов и его телохранитель”, приключенческой драме Николая Соловцова “Весьегонская волчица”, многосерийной военной драме Николая Досталя “Штрафбат”.

Его последней ролью стала роль собаковода на притравочной станции в Долгопрудном Виктора Тимофеевича Зарубина в российско-украинском детективном сериале Николая Хомерики “Синдром дракона”.

Роль криминального авторитета

Роль Антибиотика для Льва Ивановича Борисова стала самой заметной в 90-е годы. Этот фильм выходил в виде нескольких мини-сериалов. Его создатель – Владимир Бортко.

5-серийная картина “Бандитский Петербург. Барон” вышла на экраны в 2000 году. Теперь вы знаете, кто в этой ленте играет криминального авторитета Виктора Павловича Говорова (Антибиотика).

Актер сыграл вора в законе, имеющего влияние в милицейских кругах.

Он приказывает одному из начальников отдела по борьбе с преступностью найти пропавшую картину кисти Рембрандта, которую похитил рецидивист по прозвищу Барон из квартиры антиквара.

Такова завязка первого фильма, в котором одним из ключевых персонажей становится Виктор Павлович Говоров.

Всего на экраны вышло 7 минисериалов под общим названием “Бандитский Петербург”, в которых действовали сквозные главные персонажи.

“Адвокат”

Вторая часть детективной саги называлась “Бандитский Петербург. Адвокат”.

В нем Антибиотик Виктор Павлович Говоров противостоит старшему следователю прокуратуры Сергею Челищеву, который в последующих сериях становится адвокатом и внедряется в криминальные структуры, чтобы отомстить за жестокое убийство своих родителей.

Фильм третий

В 2001 году на экраны выходит мини-сериал “Бандитский Петербург 3. Крах Антибиотика”. Он основан на романах Андрея Константинова “Выдумщик” и “Сочинитель”.

В этом фильме Виктор Павлович Говоров становится главным героем. Сюжет построен на том, что вору в законе решает отомстить журналист Андрей Серегин за смерть Челищева. Тот собирает документы на Говорова, договаривается с милицейским начальством, чтобы упрятать его в тюрьму.

Однако Антибиотик приказывает похитить журналиста и жестоко избить в гараже. Однако в последний момент Говорова все-таки задерживают вместе с ближайшими подручными. В фильме “Бандитский Петербург 3. Крах Антибиотика” персонаж Льва Борисова оказывается за решеткой, получив по заслугам.

Антибиотик также появляется в фильмах из серии “Бандитский Петербург” под названиями “Арестант” и “Журналист”.

Прототип

Биография Антибиотика, Виктора Павловича Говорова, основана на судьбах нескольких отечественных криминальных авторитетов. По признанию создателей сериала, основным прототипом стал столичный вор в законе, который носил прозвище Антибиотик.

В целом это был собирательный образ, в котором можно найти черты питерского бизнесмена Владимира Барсукова (Кумарина), Вячеслава Кирпичева, Виктора Гавриленкова.

Интересно, что информацию о большинстве этих авторитетов писателю Андрею Константинову представил сам Кумарин.

Лев Борисов признался в одном из интервью, что основным прототипом криминального короля Санкт-Петербурга стал лидер так называемой тамбовской преступной группировки Владимир Кумарин.

Борисов признался, что лично встречался с ним, и после выхода “Бандитского Петербурга” тот даже благодарил его за яркий образ криминального авторитета.

Актер отметил, что для него это была наивысшая похвала, так как прозвучала из уст человека, которого сам Лев Иванович назвал профессионалом.

К тому же Кум, такое прозвище было у Кумарина, в конце разговора гарантировал Борисову любую помощь, если она ему когда-нибудь понадобится.

Кто такой Кумарин?

Основным прототипом Антибиотика из сериала “Бандитский Петербург” стал лидер тамбовской ОПГ, действовавшей в Санкт-Петербурге, Владимир Барсуков.

Он родился в Тамбовской области в 1956 году. Учился в ленинградском институте оптики и точной механики, но бросил его. Стал работать швейцаром в ресторане, со временем стал барменом. В 1985 году получил первую судимость за фальшивые документы и патроны, которые были обнаружены в его квартире.

В 1987 году освободился досрочно. Оказавшись на свободе, начал собирать бригаду из уроженцев Тамбовской области.

Уже в 1989 году устроил одну из самых первых в истории криминальной России разборок против малышевской ОПГ. После этого арестовали 72 его сторонника, сам он был объявлен в розыск и задержан в 1990 году.

Известность ему принесли яркие репортажи Александра Невзорова. Сам Кумарин отмечал, что для них это была замечательная реклама, так как в рядах “тамбовцев” захотели быть все.

В 1993 году он вышел на свободу, но на следующий год пострадал при покушении. Выжил, но лишился руки.

В 1996 году взял фамилию матери (Барсуков), стал предпринимателем в Санкт-Петербурге. В конце 90-х даже занимал пост вице-президента Петербургской топливной компании.

В 2012 году его признали виновным в вымогательстве и приговорили к 15 годам заключения. Обвиняли в покушении на совладельца нефтяной компании, но его оправдал суд присяжных. В 2014 году Михаил Глущенко, обвиненный в убийстве Галины Старовойтовой, назвал Барсукова заказчиком убийства.

В 2018 году начался новый процесс о создании им преступного сообщества.

Источник: https://FB.ru/article/415253/govorov-viktor-pavlovich-antibiotik-lev-ivanovich-borisov-serial-banditskiy-peterburg

Преступная группировка братьев Седюк

Антибиотик вор в законе

Криминальный авторитет Николай Седюк

Мастера считают, будто в Петербурге ни разу не было такого волевого, разумного и уверенного криминального авторитета, как Николай Седюк. Он появился 11 апреля 1953 года в местечке Прохладное в Кабардино-Балкарии.

Рано оставшись сиротой, Николай Седюк отучился в школе, отслужил в авиационной части в Красноводске, а позже приехал в Ленинград, в каком месте поступил в Технологический ВУЗ холодильной промышленности.

Дело в том, что тогда в Ленинграде уже осел старшой брат Николая, Александр Седюк (он также закончил «холодилку»).

Александр Седюк, которого из-за схожести с южноамериканским артистом Грегори Пеком прозвали Маккеной, в истоке 80-х годов уже довольно углубленно зашел в криминальную среду Питера, занимаясь и антиквариатом и иными увлекательными «темами». Маккена лично знал известного вора в законе Горбатого, Гену-руку, Сережу-Сельского. Николай присоединился к ним позднее.

Седюка-младшего именовали Колей-Каратэ и Мини-Шварценеггером, потому что при своем росте в 178 см он весил около 100 кг и кроме того не имел ни капли жира.

В отличие от собственного старшего брата, употреблявшего наркотики, Николай не употреблял, не курил, не пил и вообщем совсем кропотливо смотрел за собственным весом и самочувствием, непрерывно навещая спортивный клуб «Ринг». Не менее 3-х раз в недельку Николай посещал сауну.

Ведали, будто во время одной из разборок Седюк-меньший выпрыгнул из расположения сидя на 2 метра, разломал сопернику руку и мягко погрузился на ноги. Ходили еще басни о том, будто Коля-Каратэ обладал технологией бесконтактного кунгфу и умел наносить некоторые энерго удары.

К 1987 году Николай и Александр Седюки (а нужно заявить, что в 1985-м Александр возвратился в Питер после отсидки) сколотили вокруг себя организованную преступную группировку, ядро которой составили сами братья, артист театра на Литейном Аркадий Шалолашвили по прозвищу Шалик, Гога Геворкян по прозвищу Макси-Шварценеггер и Виктор Казанцев по прозвищу Витя-Свердловский. Позднее к пятерке примкнул и Олег Мифтахутдинов-Микотадзе.

Считалось, будто при надобности Седюки имеют все шансы использовать по 100 воинов одновременно. Но верную цифру тут навряд ли кто-нибудь назовет, потому что группировка Седюков ведь не была армейской структурой с точным штатным расписанием и дроблением на взвода и роты.

Ходили слухи о том, будто примыкал к бригаде и некий Владимир Голубев, более известный под прозвищем Бармалей. Но, к примеру, сам Маккена категорично это опровергал и говорил, будто ни малейшего особенного воздействия брачный мошенник Бармалей на группировку Седюков не оказывал.

Команда братьев Седюков промышляла собственным криминальным промыслом на совсем высочайшем интеллектуальном уровне. Они практиковали достойные внимания уникальные «разводки», при каких некоторые члены команды использовались вслепую.

При исследованию таковых разводок-спектаклей понадобились артистические и режиссерские возможности Аркадия Шалолашвили, снявшегося к моменту крайнего ареста в 18 кинофильмах, и, в том числе, в основной роли в кинофильме «Остров погибших кораблей».

Сообразно слухам, единожды Шалолашвили сделал на кладбище целое представление для «терпилы безответного» — с разрытыми могилами, с изготовившимися «убийцами» — короче, нагнал жути на жертву, которая была в конце концов элементарно счастлива дать собственные родные наворованные денежки. Интересно, что, как скоро Шалолашвили арестовали, из-за него ходатайствовали такие знаменитые люди, как Миша Боярский и Константин Райкин.

Бандиты очень почитали Шалолашвили и именовали его не иначе как Аркадием Палычем. Сам Шалолашвили происходит из состоятельной еврейской семьи одесситов. Отец его всю жизнь плавал на морских судах, а мама работала стоматологом.

У Шалика были совсем узкие взаимосвязи в артистической среде. Еще по 1 судимости из-за него ходатайствовал Ролан Быков. А в свое время Аркадий Палыч был женат на знаменитой телеведущей Валентине Печерниковой.

Знал Шалолашвили и Япончика. Вообщем, со Столицей у бригады Седюков были особенные дела. Колю-Каратэ конкретно курировал столичный вор в законе Антибиотик (сообразно неким данным, Антибиотик был не вором в законе, а криминальным авторитетом).

Любознательная деталь — сходу после ареста Николая Седюка в 1987 году Антибиотик в один момент погиб от сердечного заболевания. При этом почти все информированные специалисты выражали сомнение по поводу природных обстоятельств его погибели.

Вообщем, о загадках, связанных со смертями почти всех узнаваемых людей, и в том числе Аркадия Шалолашвили и самого Коли-Каратэ, речь еще впереди.

Николай Седюк был неплохим семьянином — он длительное время жил с одной официанткой, практически усыновив ее малыша. Для приемного отпрыска он ни разу не жалел средств, хотя в общем-то числился человеком скуповатым. На себя он растрачивал не достаточно, берегя в том числе и на одежде, а от таксистов требовал сосчитывать ему сдачу с точностью до гроши.

Правда, по поводу данной прижимистости имеется и иное мировоззрение — ведали, будто Николай Седюк требовал совершенную сдачу с таксистов по принципиальным суждениям, и ежели шофер рассчитывался полностью сам, в отсутствии напоминания — то вот в данном случае Коля-Каратэ выдавал ему на чай.

И все равно никак не обожал меньший Седюк растрачивать средства, он их обожал собирать.

Бригада Седюков брала под собственный контроль «ломщиков», работавших вокруг чековой «Березки» на набережной адмирала Макарова.

Все, кто там «работал», обязаны были отчислять бригаде тридцать процентов от собственных заработков, а Седюки принимались прикрывать плутов и кидал от органов внутренних дел.

У бригады Коли-Каратэ были совсем нешуточные и очень бессчетные взаимосвязи в правоохранительных органах, но после ареста членов группировки — они фактически никого из ментов-оборотней не сдали.

Банда Седюков была ликвидирована в 1987 году, когда их авторитет в Ленинграде не мог опротестовать никто — им выплачивали в том числе и именитые братья Васильевы, занимавшиеся кидками на автомобильном рынке.

Криминальная группировка Коли-Каратэ была 1 в городке на Неве, рисковавшая поставить принуждение как метод добывания средств на «конвейерную базу».

Николай Седюк был очень профессиональным зачинщиком и мощным лидером. Во время следствия он изумил в том числе и видавших виды оперативников — тем, что не произнес вообще ничего.

Хотя для того, чтоб его расколоть, употреблялся довольно великий диапазон средств.

Все арестованные участники банды Седюков получили долгие сроки потери свободы.

Николай Седюк должен был выйти на свободу в 1993 году. Официально находясь на поселении, он уже летом 1993 года жил в Петербурге. И вот тут стартовали странноватые вещи.

В июле 1993 года погиб (сообразно официальной версии, от цирроза) в зоне Шалолашвили, которого торжественно позже похоронили в Комарове.

Ведали, будто у мертвеца был отчего-то испорчен горловый хрящ… А еще один недалёкий Аркадию Павловичу человек высказывал предположение, будто на кладбище в Комарове зарыли совсем не Шалолашвили.

Однако наиболее странноватое содержится в том, будто в день похорон Аркадия Павловича Николая Седюка уничтожили 3-мя выстрелами в спину, когда он совершал пробежку по проспекту Энтузиастов. Возможно, было совсем немало тех, кто совсем не желал бы возвращения Коли-Каратэ в разбойничий мир Петербурга.

Скоро опосля смерти Николая Седюка в Столице засстрелили брата Отари Квантришвили, а позже ликвдировали и самого Отарика. Беря во внимание узкие взаимосвязи Седюков с Квантришвили, почти все информированные информаторы считали, будто меж данными смертями имеется ровная ассоциация.

Что же касается брата Коли-Каратэ — Александра Федоровича Седюка (Маккены), то он сохранился в добром здравии, похоронил брата, вышел на свободу, однако огромного воздействия в криминальном мире Петербурга достигнуть не смог.

Может быть, так сформировалось из-за мощной былой привычки Маккены к наркотикам. Вообщем, Александр Федорович, немолодой в общем-то уже человек, так и не успокоился — в самом истоке 1997 года он был в очередной раз арестован с предъявлением обвинения сообразно 148-й статье Уголовного кодекса.

Статья данная предусматривает наказание за вымогательство- обычная «бандитская» статья.

Источник: https://www.mzk1.ru/2011/01/prestupnaya-gruppirovka-bratev-sedyuk/

Антибиотик вор в законе – Антибиотики

Антибиотик вор в законе

Криминальный авторитет Николай Седюк

Мастера считают, будто в Петербурге ни разу не было такого волевого, разумного и уверенного криминального авторитета, как Николай Седюк. Он появился 11 апреля 1953 года в местечке Прохладное в Кабардино-Балкарии.

Рано оставшись сиротой, Николай Седюк отучился в школе, отслужил в авиационной части в Красноводске, а позже приехал в Ленинград, в каком месте поступил в Технологический ВУЗ холодильной промышленности.

Дело в том, что тогда в Ленинграде уже осел старшой брат Николая, Александр Седюк (он также закончил «холодилку»).

Александр Седюк, которого из-за схожести с южноамериканским артистом Грегори Пеком прозвали Маккеной, в истоке 80-х годов уже довольно углубленно зашел в криминальную среду Питера, занимаясь и антиквариатом и иными увлекательными «темами». Маккена лично знал известного вора в законе Горбатого, Гену-руку, Сережу-Сельского. Николай присоединился к ним позднее.

Седюка-младшего именовали Колей-Каратэ и Мини-Шварценеггером, потому что при своем росте в 178 см он весил около 100 кг и кроме того не имел ни капли жира.

В отличие от собственного старшего брата, употреблявшего наркотики, Николай не употреблял, не курил, не пил и вообщем совсем кропотливо смотрел за собственным весом и самочувствием, непрерывно навещая спортивный клуб «Ринг». Не менее 3-х раз в недельку Николай посещал сауну.

Аркадий Шалолашвили

Ведали, будто во время одной из разборок Седюк-меньший выпрыгнул из расположения сидя на 2 метра, разломал сопернику руку и мягко погрузился на ноги. Ходили еще басни о том, будто Коля-Каратэ обладал технологией бесконтактного кунгфу и умел наносить некоторые энерго удары.

К 1987 году Николай и Александр Седюки (а нужно заявить, что в 1985-м Александр возвратился в Питер после отсидки) сколотили вокруг себя организованную преступную группировку, ядро которой составили сами братья, артист театра на Литейном Аркадий Шалолашвили по прозвищу Шалик, Гога Геворкян по прозвищу Макси-Шварценеггер и Виктор Казанцев по прозвищу Витя-Свердловский. Позднее к пятерке примкнул и Олег Мифтахутдинов-Микотадзе.

Считалось, будто при надобности Седюки имеют все шансы использовать по 100 воинов одновременно. Но верную цифру тут навряд ли кто-нибудь назовет, потому что группировка Седюков ведь не была армейской структурой с точным штатным расписанием и дроблением на взвода и роты.

Гога Геворкян

Ходили слухи о том, будто примыкал к бригаде и некий Владимир Голубев, более известный под прозвищем Бармалей. Но, к примеру, сам Маккена категорично это опровергал и говорил, будто ни малейшего особенного воздействия брачный мошенник Бармалей на группировку Седюков не оказывал.

Команда братьев Седюков промышляла собственным криминальным промыслом на совсем высочайшем интеллектуальном уровне. Они практиковали достойные внимания уникальные «разводки», при каких некоторые члены команды использовались вслепую.

При исследованию таковых разводок-спектаклей понадобились артистические и режиссерские возможности Аркадия Шалолашвили, снявшегося к моменту крайнего ареста в 18 кинофильмах, и, в том числе, в основной роли в кинофильме «Остров погибших кораблей».

Сообразно слухам, единожды Шалолашвили сделал на кладбище целое представление для «терпилы безответного» — с разрытыми могилами, с изготовившимися «убийцами» — короче, нагнал жути на жертву, которая была в конце концов элементарно счастлива дать собственные родные наворованные денежки. Интересно, что, как скоро Шалолашвили арестовали, из-за него ходатайствовали такие знаменитые люди, как Миша Боярский и Константин Райкин.

Бандиты очень почитали Шалолашвили и именовали его не иначе как Аркадием Палычем. Сам Шалолашвили происходит из состоятельной еврейской семьи одесситов. Отец его всю жизнь плавал на морских судах, а мама работала стоматологом.

У Шалика были совсем узкие взаимосвязи в артистической среде. Еще по 1 судимости из-за него ходатайствовал Ролан Быков. А в свое время Аркадий Палыч был женат на знаменитой телеведущей Валентине Печерниковой.

Знал Шалолашвили и Япончика. Вообщем, со Столицей у бригады Седюков были особенные дела. Колю-Каратэ конкретно курировал столичный вор в законе Антибиотик (сообразно неким данным, Антибиотик был не вором в законе, а криминальным авторитетом).

Любознательная деталь — сходу после ареста Николая Седюка в 1987 году Антибиотик в один момент погиб от сердечного заболевания. При этом почти все информированные специалисты выражали сомнение по поводу природных обстоятельств его погибели.

Вообщем, о загадках, связанных со смертями почти всех узнаваемых людей, и в том числе Аркадия Шалолашвили и самого Коли-Каратэ, речь еще впереди.

Николай Седюк был неплохим семьянином — он длительное время жил с одной официанткой, практически усыновив ее малыша. Для приемного отпрыска он ни разу не жалел средств, хотя в общем-то числился человеком скуповатым. На себя он растрачивал не достаточно, берегя в том числе и на одежде, а от таксистов требовал сосчитывать ему сдачу с точностью до гроши.

Правда, по поводу данной прижимистости имеется и иное мировоззрение — ведали, будто Николай Седюк требовал совершенную сдачу с таксистов по принципиальным суждениям, и ежели шофер рассчитывался полностью сам, в отсутствии напоминания — то вот в данном случае Коля-Каратэ выдавал ему на чай.

И все равно никак не обожал меньший Седюк растрачивать средства, он их обожал собирать.

Бригада Седюков брала под собственный контроль «ломщиков», работавших вокруг чековой «Березки» на набережной адмирала Макарова.

Все, кто там «работал», обязаны были отчислять бригаде тридцать процентов от собственных заработков, а Седюки принимались прикрывать плутов и кидал от органов внутренних дел.

У бригады Коли-Каратэ были совсем нешуточные и очень бессчетные взаимосвязи в правоохранительных органах, но после ареста членов группировки — они фактически никого из ментов-оборотней не сдали.

Банда Седюков была ликвидирована в 1987 году, когда их авторитет в Ленинграде не мог опротестовать никто — им выплачивали в том числе и именитые братья Васильевы, занимавшиеся кидками на автомобильном рынке.

Криминальная группировка Коли-Каратэ была 1 в городке на Неве, рисковавшая поставить принуждение как метод добывания средств на «конвейерную базу».

Николай Седюк был очень профессиональным зачинщиком и мощным лидером. Во время следствия он изумил в том числе и видавших виды оперативников — тем, что не произнес вообще ничего.

Хотя для того, чтоб его расколоть, употреблялся довольно великий диапазон средств.

Все арестованные участники банды Седюков получили долгие сроки потери свободы.

Николай Седюк должен был выйти на свободу в 1993 году. Официально находясь на поселении, он уже летом 1993 года жил в Петербурге. И вот тут стартовали странноватые вещи.

В июле 1993 года погиб (сообразно официальной версии, от цирроза) в зоне Шалолашвили, которого торжественно позже похоронили в Комарове.

Ведали, будто у мертвеца был отчего-то испорчен горловый хрящ… А еще один недалёкий Аркадию Павловичу человек высказывал предположение, будто на кладбище в Комарове зарыли совсем не Шалолашвили.

Однако наиболее странноватое содержится в том, будто в день похорон Аркадия Павловича Николая Седюка уничтожили 3-мя выстрелами в спину, когда он совершал пробежку по проспекту Энтузиастов. Возможно, было совсем немало тех, кто совсем не желал бы возвращения Коли-Каратэ в разбойничий мир Петербурга.

Скоро опосля смерти Николая Седюка в Столице засстрелили брата Отари Квантришвили, а позже ликвдировали и самого Отарика. Беря во внимание узкие взаимосвязи Седюков с Квантришвили, почти все информированные информаторы считали, будто меж данными смертями имеется ровная ассоциация.

Что же касается брата Коли-Каратэ — Александра Федоровича Седюка (Маккены), то он сохранился в добром здравии, похоронил брата, вышел на свободу, однако огромного воздействия в криминальном мире Петербурга достигнуть не смог.

Может быть, так сформировалось из-за мощной былой привычки Маккены к наркотикам. Вообщем, Александр Федорович, немолодой в общем-то уже человек, так и не успокоился — в самом истоке 1997 года он был в очередной раз арестован с предъявлением обвинения сообразно 148-й статье Уголовного кодекса.

Статья данная предусматривает наказание за вымогательство- обычная «бандитская» статья.

Источник:

Андрей Константинов: Мой бандитский Петербург

На съемках «Бандитского Петербурга» вдруг выяснилось, что Кирилл Лавров был знаком с прототипом своего героя.

Я начал ему рассказывать про Горбатого, и вдруг он вспомнил, как много лет назад на улице к нему подошел пожилой человек и стал говорить о том, как ему нравится все, что делает Лавров, и вообще, что он — его любимый актер.

Затем протянул свою визитку, на которой было написано: «Юрий Васильевич Алексеев. Главный специалист по антиквариату Санкт-Петербурга». Вот так странно судьба распорядилась.

— Антибиотик — реальный персонаж или же вымышленный?

— Скажем так, собирательный. Вор по кличке Антибиотик жил в Москве. Я переместил его в Питер и наделил чертами субъекта, который как таковым вором в законе не являлся. Он был политиком, серьезным бизнесменом, эдаким теневым «решальщиком»… Этот человек любил приглашать меня к себе и говорил, говорил, говорил…

Однажды в «Смене» вышел материал, где мы намекнули о его теневых возможностях. Тут же последовало приглашение. Приезжаю. «Ты, — говорит, — не бойся, чаю попей с сушками. Я тебе ничего не сделаю». «Я и не боюсь, — отвечаю, — тем более что лично о вас я ничего не писал». — «Ну не ты, так ваш АРС написал.

Вы из меня хотите главного мафиози сделать? Так это ж мне только добавляет очков, поэтому я не в претензии». «А чего же вы от меня хотите?» — спрашиваю. — «Ты мне любопытен с чисто биологической точки зрения. Мне интересно, какая у нас молодежь растет. А тебе тем более со мной интересно. Так что пользуйся случаем». Однажды я спросил, не боится ли он, что его убьют.

«Не боюсь. Мои ребята всех первыми перебьют». Но его все равно убили.

Взорвали. Так что характер Антибиотика списан с него, а уже на экране этого человека гениально воплотил Лев Борисов.

Однажды на озвучивании Лев Иванович встал передо мной на колени: «Не представляешь, Андрюш, что ты для меня сделал! Это моя лебединая песня. Каждый актер мечтает о такой роли.

Ты мне подарил Антибиотика, и меня теперь иначе не воспринимают, везде узнают». Я просто обалдел, не знал, что делать от неловкости, бросился его поднимать…

— Интересно, а как вы вообще писателем-то стали?

— Самое смешное заключается в том, что писателем я себя не считаю. Более того, вы будете смеяться еще сильнее, если я скажу, что даже не знаю, с какой стороны подойти к компьютеру. Все мои статьи и книги написаны от руки.

В бытность работы собкором в «Комсомольской правде» я в прямом смысле слова надиктовывал материалы девочкам из машбюро. А если серьезно, то пишу от руки из, можно так сказать, принципиальных соображений. Живая строчка — она и есть живая.

От самочувствия и настроения ведь даже почерк меняется: читая рукописную строчку, можно ощутить эмоцию, которая владела тобой в тот или иной момент.

А с книгами получилась следующая история. Судьба свела меня со шведским журналистом Малькольмом Дикселиусом. Его привел продюсер Игорь Ким. Они представляли государственный шведский телеканал и работали над документальным фильмом о русской организованной преступности.

Российский бандитизм тогда набирал обороты со страшной силой. А я к тому времени стал своего рода журналистом-экспертом для иностранных коллег (с усмешкой об этом говорю).

Никогда не забуду, как в одной газете вышла моя статья о бандитах и Анатолий Собчак колотил ею по трибуне Мариинского дворца: «Если журналисты пишут, почему милиция ничего не делает?».

Малькольм предложил мне стать сопродюсером фильма с российской стороны и назвал гонорар. Услышав сумму, я чуть со стула не свалился. Фильм имел сумасшедший рейтинг — он прошел в Скандинавии и по всей Европе.

«Знаешь, — сказал мне Малькольм сразу после премьеры, — очень многое не вошло в картину. Издательство предложило написать книгу. Ты согласен?». И опять назвал сумму гонорара. Так что моя первая книга вышла сначала на шведском языке.

Потом ее перевели на русский.

…А потом была встреча с Валерой Огородниковым. Он пригласил меня в гости и… предложил написать сценарий фильма. Я честно ему сказал, что понятия не имею, как это делается.

Тогда Валера вытащил из кармана пачку долларов — две с половиной тысячи-и протянул их мне со словами: «Ну хоть синопсис напиши».

Я выяснил, что синопсис — это от силы страничек семь, и как-то сама собой у меня «нарисовалась» история про ребят, которые дружили с институтской скамьи, а потом их пути-дорожки разошлись. Через два дня звоню: «Вот вам синопсис, делайте с ним что хотите».

А Огородников хитрый оказался. Говорит: «Здорово, а можешь немножко развернуть?». Дальше вот что произошло: дай, думаю, первую главу как повесть напишу. И меня зацепило. Герои начали жить своей жизнью. Вот так и родилась первая часть: «Адвокат».

А потом все закрутилось помимо моей воли. В одном издательстве вышла книга «Преступный мир России» — перевод со шведского. Оттуда же потом позвонили с предложением собрать все мои статьи, опубликованные в «Смене» в рубрике «Бандитский Петербург», и сделать из них книгу.

Когда собрали, поняли: книжечка уж очень тоненькая получается. «Больше у тебя ничего нет?» — «Документального — ничего, есть художественная вещь, тоже про бандитов: «Адвокат: осколки криминальной драмы», — «Давай!» Тираж в двадцать тысяч разлетелся за несколько дней.

Источник: https://antibi0tik.ru/opisanie/antibiotik-vor-v-zakone.html

Интересные факты о сериале «Бандитский Петербург»

Антибиотик вор в законе

11 марта 2018

Название «Бандитский Петербург» придумал криминальный репортёр Андрей Баконин — под таким заголовком выходил цикл его статей об организованной преступности родного города.

Он возглавлял Агентство журналистских расследований, был исследователем истории криминала и читал лекции на журфаке, а так же писал популярные остросюжетные романы.

Работал журналист под творческим псевдонимом Андрей Константинов.

Первым экранизировать Константинова захотел режиссёр Валерий Огородников. По его просьбе журналист написал сценарий по своим романам «Адвокат» и «Адвокат-2», но денег на съёмки не нашлось, а через какое-то время права на экранизацию у Огородникова выкупил режиссёр Владимир Бортко.

Вместе с Константиновым они доработали уже существующий материал, вдобавок был дописан сценарий по роману «Журналист-2».

Первый «Журналист» был посвящён работе главного героя военным переводчиком и к сериалу не имел отношения… Главный герой обоих «Журналистов» Андрей Обнорский списан с самого Константинова — он окончил Восточный факультет Ленинградского университета и работал Южном Йемене и Ливии, а потом ушёл в криминальную журналистику.

В роли журналиста Обнорского Андрей Константинов видел только Александра Домогарова, но ему пришлось отстаивать актёра перед режиссёром.

Владимир Бортко неожиданно для многих видел в этой роли Дмитрия Нагиева… Сценарист и режиссёр заключили сделку — Обнорского играет Домогаров, но тогда Катю — Ольга Дроздова, которую сценарист не видел в роли роковой женщины.

У Кати был реальный прототип, правда сценарист сделал её более хитрой и опасной, чем она была на самом деле.

После выхода первой части под названием «Барон» разразился скандал. По сюжету журналист Обнорский узнает от старого вора, что из Эрмитажа давным-давно похищена ценная картина, а в самом музее висит копия, так же как копии других работ.

Это вызвало негодование у директора Эрмитажа, он обвинил Константинова в очернительстве музея и выступил с громким опровержением в СМИ.

Завязка сюжета была взята из жизни — в 1985 году сумасшедший посетитель музея выплеснул серную кислоту на «Данаю» кисти Рембрандта, и картина 12 лет находилась на реставрации…

У Барона из первой части сериала был реальный прототип — вор в законе Юрий Алексеев по прозвищу Горбатый. Он был тонким знатоком антиквариата и именно по нему и «работал», а кличку получил за то, что менял внешность, имитировал горб и пускал милицию по ложному следу.

Горбатый участвовал в громких антикварных делах, но при этом активно препятствовал вывозу предметов искусства за рубеж.

Во время последнего тюремного заключения вор дал интервью Константинову и рассказал о тайнах запасников Эрмитажа… На его роль режиссёр хотел взять Олега Ефремова, но актёр не смог играть по состоянию здоровья, и Бароном стал Кирилл Лавров.

Реальный прототип был и у зловещего Антибиотика. Крёстный отец питерского преступного мира Виктор Павлович Говоров был списан с реального персонажа.

Есть несколько версий кто это, но Константинов хранит тайну: «Прототип Антибиотика был одним из самых серьезных людей в Петербурге, и не назову я его только потому, что дружили с ним и артисты, и чиновники самого высокого ранга…» Зато известно, что образ авторитета по имени Гурген был навеян фигурой Отари Квантришвили.

На роль Антибиотика без проб приглашали Михаила Ульянова, но тот не мог сниматься, и тогда так же без проб утвердили Льва Борисова. Антибиотик стал самым главным и ярким персонажем в фильмографии актёра.

Лев Борисов старался сыграть его так, чтобы в этом герое — олицетворении зла — чувствовались душа и совесть.

Актёр не ожидал, что после выхода сериала он станет кумиром бандитов всей России! К нему походили тёмные личности, благодарили, просили автографы и предлагали услуги…

Кто только не снимался в «Бандитском Петербурге»! И спортсмены, и охранники, и непосредственно те, о ком фильм.

У Константинова было множество знакомых в криминальных кругах, и они с удовольствием приезжали сниматься в эпизодах и массовке — развлечься, создать нужную атмосферу, а кое-где и проконсультировать актёров.

Ольга Дроздова очень волновалась перед съёмками эпизода с дракой в тюрьме — её соперницей должна была быть девица с криминальным прошлым. В назначенный час девица не приехала, и актриса с облегчением «подралась» с ассистенткой режиссёра.

Ради экономии «Бандитский Петербург снимался» на видеоплёнку — она давала меньшую чёткость изображения, но зато стоила гораздо дешевле. Дублей почти не делали — не зря режиссёр тщательно подобрал опытную актёрскую команду.

При этом актёры снимались за копейки, например, исполнитель роли второго плана Олег Басилашвили получал 100 долларов за съёмочный день, а исполнитель главной роли Дмитрий Певцов — 300 долларов, и вместе с Арменом Джигарханяном они были одними из самых высокооплачиваемых актёров.

Музыку к сериалу создал композитор Игорь Корнелюк. Владимир Бортко попросил его писать так, как будто он пишет к мелодраме.

Именно так режиссёр и подходил к сериалу, который он даже называл не сериал, а «длинное кино», и не криминальное, а про любовь… После «Бандитского Петербурга» музыка стала настолько популярной, что вокруг «Города, которого нет» постоянно была шумиха — автора обвиняли в плагиате, за песню судились звукозаписывающая компания и создатели мелодий для мобильников, а фигурист Евгений Плющенко сделал под неё произвольную программу.

К третьей части «Бандитского Петербурга» Владимир Бортко переключился на подготовку к съёмкам «Мастера и Маргариты», и режиссёром «Краха Антибиотика» стал Виктор Сергеев.

Работа пошла не столь слаженно, половины актёров в новом сюжете уже не было, а в разгар съёмок сериал покинула и Ольга Дроздова — на съёмочной площадке актрису покусала собака, и после лечения она не вернулась.

После выхода «Краха Антибиотика» интерес к сериалу стал ослабевать, а сам Константинов был настолько недоволен этой работой, что снял свое имя из титров.

Источник: https://www.domkino.tv/news/10299

Клетка для Антибиотика: за что сел прототип авторитета из «Бандитского Петербурга» | Экспресс-Новости

Антибиотик вор в законе

Конечно, легендарный сериал «Бандитский Петербург» – это, прежде всего, кино, в котором много выдумок. Однако многие его персонажи имеют реальных прототипов.

Например, как выяснили «Экспресс-Новости», криминальный авторитет Виктор Говоров по кличке «Антибиотик» в исполнении Льва Борисова был списан с лидера Тамбовской группировки Владимира Кумарина, которого ещё называли «ночным губернатором» северной столицы. И якобы Кумарин при личной встречи как-то даже хвалил артиста за правдоподобность.

Сам Владимир Кумарин родился и вырос в селе Александровка Тамбовской области в самой что ни на есть обычной советской семье. Отец – механизатор, мать – доярка. Но сын по сельским стопам родителей идти не захотел. После армии уехал в Ленинград и даже поступил в институт холодильной промышленности. Правда, учёба не задалась, и Кумарина отчислили.

Однако парень уже привык к северной столице, поэтому пытался выжить там. Перебивался случайными заработками, не брезгуя иногда преступать закон. За что и поплатился. Свой первый срок вчерашний студент получил за обнаруженные у него в квартире поддельные документы и оружие.

Когда Кумарин вышел на волю, в стране правили бал перестройка, гласность и… хаос. Решив, что хватит заниматься мелочами, он создаёт свою банду, большую часть которой составили выходцы с его малой родины – с Тамбовщины. Начинали же Тамбовские, как и многие ОПГ тех времён: с игры в наперстки и предоставление «крыши» ларёчникам и уличным торгашам.

Занятие это было опасное. Таких, как они, тогда хватало с избытком. Так что, свою «поляну» от других искателей удачи приходилось зачастую отстаивать с кровью. В 1989 году между Тамбовской и одной из самых крепких ОПГ – Малышевской – произошла крупная разборка. Тогда многих повязали, в том числе и Кумарина. Но Кум, как его теперь величали, и его сообщники получили смешные сроки.

Некоторые СМИ того времени связывали это со страхом перед бандитами представителей Фемиды. Во время слушаний неизвестные проломили голову государственному обвинителю. Подставлять ещё и свою голову больше никому не хотелось.

Так что в 1991 году Кумарин уже снова был на свободе. Опять сколотил банду, ещё более сильную, чем в прошлый раз. Тамбовские быстро начали отвоёвывать себе территории.

И спустя несколько лет подмяли под себя не только Питер, но и Ленинградскую область и даже часть республики Карелия.

Казалось, у Тамбовских не было конкурентов. Однако в какой-то момент на их лидерство покусились так называемые «Великолукские». Лидеры конкурирующей ОПГ не стали испытывать судьбу в открытом бою, решив устранить самого Кумарина. Это им едва не удалось. Но лидер Тамбовских выжил, хотя и потерял руку.

Как ни странно это звучит, но история с покушением только упрочила позиции Тамбовской группировки, и Кумарин решил установить контроль над топливным бизнесом северной столицы. Он даже числился главой известной компании «ПТК».

На дворе стояли другие времена, когда уже стало не модным решать вопросы при помощи автоматов. Кумарин как мог пытался легализоваться, превратиться в уважаемого бизнесмена. Только вот желающих быть его партнёрами в легальном бизнесе особо не находилось. Лидер Тамбовских даже взял себе фамилию матери и, стал Барсуковым. Только и лицо его осталось прежним, да и замашки тоже.

В начале нулевых Кумарин «увлёкся» рейдерством. Не всё проходило гладко, далеко не каждый коммерсант вскидывал вверх «лапки» при виде бандитов в костюмах и галстуках. Многие защищали своё имущество до последнего. Так что, бизнес Кумарина протекал не только в офисах.

Тем не менее, его дела и делишки наделали в Питере немало шуму. Он достаточно намозолил глаза местным силовикам.

И когда его арестовали в 2007 году, у правоохранителей, как считалось, было немало фактов, чтобы обвинить его в рейдерских захватах нескольких торговых точек северной столицы, вымогательстве, мошенничестве и покушении на убийство Сергея Васильева, совладельца ЗАО «Петербургский нефтяной терминал».

В общем-то, после очень длительного следствия, доказали Кумарину-Барсукову всё, кроме покушения. Но и без этого список обвинений был очень внушительным.

Да и неудачу с недоказанным покушением на бизнесмена сыщики, как оказалось, не спустили на тормозах.

Работа по сбору доказательств продолжилась и в 2014 году оправдательный приговор, вынесенный Владимиру Кумарину в отношении Сергея Васильева, был отменён.

В марте прошлого года он получил 24 года колонии. Но и это было ещё не всё. В апреле 2019 года следственная служба ФСБ по городу Санкт-Петербург предъявила Барсукову обвинение по делу об убийстве депутата Госдумы Галины Старовойтовой. Предполагается, что он выступил заказчиком преступления.

#Антибиотик #Бандитский Петербург #Кумарин #Лидер #Опг #Преступление #Прототип #Срок #Суд

Поддержите проект, сделав репост данного материала! Давайте становиться лучше вместе!

Источник: https://express-novosti.ru/incident/2147496495-kletka-dlya-antibiotika-za-chto-sel-prototip-avtoriteta-iz-banditskogo-peterburga.html

Антибиотик
Добавить комментарий